Виктор Камелин: БМК является самым крупным метизным предприятием страны по численности, объемам производства и продажам

Виктор Камелин: БМК является самым крупным метизным предприятием страны по численности, объемам производства и продажам

Газета «Республика Башкортостан»

Несмотря на сложное финансовое положение «Мечела», Белорецкий металлургический комбинат, входящий в группу компаний, чувствует себя нормально. Более того, здесь планируют расширять производство. Об этом и не только – в интервью генерального директора ОАО «БМК» Виктора Камелина.

- Виктор Геннадьевич, проблемы «Мечела» породили массу слухов, в том числе и о возможном закрытии БМК. Что сегодня происходит на комбинате?

- Ни о каких слухах речь не идет. Информация о текущих проблемах компании достаточно открыта. Поэтому я бы не стал что-то комментировать, кроме того, что руководство компании занимается решением этой проблемы.

Что касается БМК. Я бы начал с того, что «Мечел» выстроен в строгой производственно-технологической цепочке от добычи полезных ископаемых до производства готовых металлических изделий, чем, собственно, и занимается Белорецк. Логика ее построения предполагает технологическое взаимодействие предприятий по видам деятельности. Это позволяет компании обеспечивать внутреннюю устойчивость работы. Лишнее тому подтверждение – в условиях сложного финансового положения все предприятия «Мечела», с точки зрения взаимодействия внутри производственной цепочки, работают стабильно. Кроме того, компания имеет собственные структурные подразделения (транспортные, энергетические), которые также повышают ее устойчивость. С одной стороны, мы, находясь внутри технологической цепочки, задействованы в производственном процессе самой компании «Мечел», а с другой стороны, продукция, которую мы производим, используется практически во всех отраслях экономики нашей страны от строительной до «оборонки». И на сегодняшний день БМК является самым крупным метизным предприятием страны по численности, по объемам производства и продажам. Текущая ситуация такова, что все мощности загружены, и вся произведенная продукция реализуется. И в этом смысле, позиция БМК на рынке не требует комментариев. «Мечел» сегодня первая компания на рынке метизов.

- Сколько человек сегодня работает на БМК?

- Свыше шести тысяч. Скажу больше, планируется дополнительно создать еще порядка 200 новых рабочих мест. Мы уже начали завозить и устанавливать оборудование. Конечно, этот процесс растянется по времени. Но это будет сделано.

- За счет чего?

- За счет оптимизации производственных процессов и перераспределения мощностей между предприятиями холдинга. Белорецкий меткомбинат – самый крупный метизный завод компании. Он является центром управления и координации других заводов, которые также занимаются производством готовой продукции.

- Если не секрет, какая средняя зарплата на комбинате?

- За восемь месяцев текущего года она составила 24,6 тыс рублей. Кстати, все социальные обязательства, предусмотренные коллективным договором, несмотря на сложное финансовое положение компании, полностью выполняются. На эти цели направляется порядка 130 млн рублей.

- Виктор Геннадьевич, по оценке экспертов, рынок металлов находится сегодня в тяжелом положении из-за переизбытка мощностей. И это общемировая проблема. Чем это, на Ваш взгляд, чревато для БМК?

- Я бы от общей оценки, с которой наверняка можно согласиться, перешел бы к частностям, характеризующим работу нашего предприятия. В этом году мы отмечали 100-летие образования в Белорецке сталепроволочного канатного производства. А по большому счету, наш завод – родоначальник всей отрасли. И, в силу этих обстоятельств, мы всегда были создателями новых технологий, которые и до сих пор являются уникальными. Допустим, технология патентирования, позволившая затем начать выпуск высокоуглеродистой проволоки. Производство металлокорда. Нашей визитной карточкой является производство микропроволоки – толщиной с человеческий волос.

Да, за последние десятилетия, если брать точкой отсчета СССР, Белорецк во многом поменял и внутреннюю структуру организации производства и продуктовый ряд. Просто то, что было востребовано раньше, сегодня не продаётся, так как нет тех отраслей и предприятий, которые потребляли эту продукцию. Поэтому мы начали осваивать продукцию, ранее нами не производимую. Прежде всего, низкоуглеродистый ассортимент, и за счет вынужденной диверсификации, Белорецк нашел свое место на рынке, и по сравнению с советским периодом БМК сегодня производит продукции в два раза больше.

- Какой процент реализуется на внешнем, а какой на внутреннем рынках?

- В основном мы работаем на нужды страны. Все, что идет на экспорт эта технологически несложная продукция: катанка, оцинкованная проволока. Она не определяет наши позиции на рынке и принципиально не влияет на нашу экономику.

- Основные страны, приобретающие вашу продукцию – это ближнее зарубежье?

- В большинстве своем, да. В основном, Казахстан, Узбекистан, Азербайджан. С Европой у нас единичные сделки. 

- Соответственно санкции, никак не отразились на БМК?

- Я думаю здесь можно говорить, как это не покажется странно, о позитивных тенденциях. Ведь западные страны пытаются ограничить нас в сложных технологических отраслях – нефтедобыча, оборонка. Поэтому, мы считаем, что для БМК появился шанс реанимировать то, что здесь когда-то производилось. Естественно, для нас это будет интересно и с экономической точки зрения, так как в основном это дорогие виды продукции. Мы к этому готовы. Тем более, что нам удалось сохранить и технологии, и научно-технический, и кадровый потенциал. И сегодня мы занимаемся поддержкой молодых специалистов, это тоже своего рода политика «Мечела».

Более того, к нам уже сегодня обращаются предприятия с предложением заняться импортозамещением. Мы эти вопросы рассматриваем. Все-таки прошло время, появились новые требования. Думаю, мы готовы будем заниматься импортозамещением.

- Технологически в том числе?

- Да.

- А как в принципе идет процесс модернизации на предприятии?

- С момента интеграции в компанию «Мечел», БМК, по сути, получил второе рождение. Были изменены внутренние процедуры управления производством, убраны неэффективные виды деятельности. Внимание сконцентрировалось на производстве метизов. Начиная с 2002 года начались реальные инвестиции в развитие этого вида деятельности. Потрачено более 2 млрд рублей на то, чтобы переоснаститься. Мы освоили новые виды продукции, которые раньше здесь не производились, и они конкурентоспособны и востребованы на рынке.

- Тогда чем можно объяснить тот факт, что в первом полугодии БМК получил чистый убыток в 122,8 млн рублей против чистой прибыли почти в 700 млн рублей за тот же период прошлого года?

- Ростом курса валют, который обозначился во второй половине прошлого года. Наши цены на сырье привязаны к экспортным котировкам. И это происходило в период межсезонья. Здесь надо пояснить, что производство метизов имеет цикличный характер. То есть весна, лето и начало осени – это сезон производства, затем идет спад. И как раз рост доллара совпал с началом межсезонья. Год мы закончили с прибылью, потому, что в первой его половине валютного фактора не было, но уже понимали, что проблемы начнутся в начале 2014 года. В первом квартале мы имели падение цен на метизы и рост на сырье. Отсюда появился убыток. Но уже во втором квартале, когда доллар стабилизировался и начал оживать рынок метизов, мы показали прибыль, но она не перекрыла убытки первого квартала. Но сегодня я могу сказать, что по истечении 8 месяцев мы работаем в положительном поле рентабельности.

- То есть год вы закончите с прибылью?

- Если не произойдет резкого скачка курса валют, то да.

- Виктор Геннадьевич, «Мечел» в августе прошлого года привлек 150 млн долларов в рамках долгосрочной возобновляемой кредитной линии у «Альфа-банка», заложив при этом 65% акций БМК. Что сейчас происходит с этими акциями?

- Кредит «Альфа-банку» был возвращен, акции БМК выведены из под залога.

- Спасибо за интервью!