Олег Коржов: Все с пониманием относятся к той ситуации, в которой мы сегодня находимся

Олег Коржов: Все с пониманием относятся к той ситуации, в которой мы сегодня находимся

«Россия-24»

Олег, здравствуйте!

В последние дни акции компании снова начали резко дешеветь, были достаточно негативные заявления от Внешэкономбанка и от Минпромторга. Говорилось, что компанию может ждать банкротство. Каковы ваши прогнозы, будет ли действительно банкротство или есть шансы как-то спастись?

- За последние дни действительно произошло снижение котировок акций. Очевидно, это связано скорее всего с заявлением ВЭБа и Минпромторга. На сегодняшний день компания «Мечел» рассматривает различные варианты реструктуризации нашей задолженности. Вариант с привлечением денег ВЭБа был одним из самых приоритетных на сегодняшний день. Он был одобрен госбанками, именно этот вариант был одобрен для рассмотрения правительством Российской Федерации, поэтому он был для нас наиболее интересным.

Мы с пониманием относимся к заявлению председателя правления ВЭБа, понимаем его позицию, связанную с возможными рисками, которые будут накладываться на ВЭБ, но будем все-таки надеяться на положительное решение Наблюдательного совета ВЭБа. Что касается наших кредиторов, то мы с ними очень активно работаем, ведем переговоры. Никто из кредиторов нам дефолт не объявлял, все с пониманием относятся к той ситуации, в которой мы сегодня находимся, и мы понимаем, что у нас есть несколько вариантов решения этого вопроса и надеемся, что мы найдем вариант, который будет приемлемым для нас и кредиторов.

Что касается банкротства, то данное решение, я предполагаю, неинтересно и невыгодно никому: ни государству, ни государственным банкам - нашим кредиторам. Поэтому в этой ситуации оптимальным является реструктуризация нашей задолженности и поиск компромиссного варианта, который устроил бы всех.

- А помимо варианта, озвученного ВЭБом, какие еще могут быть варианты реструктуризации, если мы не говорим про банкротство?

Мы уже говорили об этом. В принципе, один из вариантов, который был бы интересен нам и государству, - это продажа железной дороги Эльга-Улак, которую мы построили, 320 километров. Возможен вариант госгарантий и так далее.

Если вы заговорили о продаже активов. Какие активы компания ни за что не будет трогать, а с какими вы можете расстаться, помимо вышеназванных?

Мы позиционируем себя как горнометаллургическая компания, поэтому, безусловно, в первую очередь нам интересны активы, которые связаны именно с этим видом деятельности. Это наши угольные и металлургические предприятия. Предприятия, которые не попадают в этот ореол, которые являются непрофильными, мы готовы их реализовать. На сегодняшний день мы очертили круг этих предприятий. У нас на потенциальную продажу выставлены Московский коксогазовый завод, выставлен Братский завод ферросплавов, наша горнодобывающая угольная компания «Блустоун» в Америке. Кроме этого, мы рассматриваем возможность реализации металлосервисной сети, которая у нас находится в Европе. И еще «Кузбассэнергосбыт» - это компания, которая обеспечивает электроэнергией Кузбасс. В принципе, вот перечень предприятий, продажу которых мы готовы рассмотреть и над продажей которых мы сегодня работаем.

- Что будет с Эльгинским проектом?

Эльгинский проект мы рассматриваем как самый приоритетный для нашей компании. Мы видим потенциал и будущее нашей компании в этом проекте, поэтому на сегодняшний день мы не рассматриваем варианты продажи данного проекта в целом, но мы готовы разговаривать с возможными инвесторами, которые хотят поучаствовать в инвестициях данного проекта, стать частью данного проекта через покупку определенного пакета акций данного предприятия.

- Последний вопрос. Что будет с Игорем Зюзиным? Обсуждаете ли вы его будущее в компании, потому что это один из ключевых вопросов. И акции, которые закладывал в том числе он, поскольку идет такое падение, такое давление на капитализацию, этот залог, он как-то еще ценен?

Безусловно, есть активы компании «Мечел», они никуда не делись, есть промышленные предприятия, есть 72 тысячи человек, которые работают на этих предприятиях, поэтому самые ценное, что у нас есть в компании - это люди. Они никуда не делись, они никуда не денутся.

Куда денется Игорь Зюзин мы, безусловно, не обсуждаем, у нас на сегодняшний день сложная, но рабочая обстановка, в которой мы находимся и из которой пытаемся выйти. Мы не видим компанию «Мечел» без Игоря Владимировича. Надеюсь, Игорь Владимирович тоже такого же мнения, поэтому будем вместе выходить из этой сложной ситуации и надеемся, что мы из нее выйдем.