Евгений Горбунов: Рынок коксующегося угля в текущем году будет более сбалансированным, чем в прошлом

Евгений Горбунов: Рынок коксующегося угля в текущем году будет более сбалансированным, чем в прошлом

Журнал «МЕТАЛЛ-КУРЬЕР», март 2016 года

В 2015 году спрос на коксующийся уголь снизился и на внутреннем, и на экспортных рынках. При этом на внешних направлениях закупки российского угля  показывают негативную динамику второй год подряд. Несмотря на это, именно в поставках на экспорт российские компании видят возможности как минимум для сохранения, а при благоприятной ситуации и для наращивания объемов продаж. По мнению Евгения Горбунова – генерального директора филиала Mechel Carbon AG в Сингапуре, способствовать этому будут коррекция внутреннего рынка угля Китая, начавшаяся в текущем году, стабильный спрос в Японии, Южной Корее и очевидный рост закупок в Индии. Кроме того, важными факторами для сохранения позиций компании на экспортных направлениях являются девальвация рубля, за счет которой угольные предприятия «Мечел» находятся в нижней части кривой издержек по сравнению с другими мировыми игроками, а также открывшиеся возможности для поставок на другие рынки Азии.

– Евгений Петрович, в 2015 году спрос на российский коксующийся уголь снизился на всех ключевых направлениях экспортных продаж. Как это отразилось на компании «Мечел» ?

– Ключевой тенденцией в сбытовой политике «Мечела» стало сокращение экспортных продаж и частичная переориентация на внутренний рынок. Главная продукция горнодобывающего сегмента бизнеса компании – концентрат коксующегося угля – направлялась на экспорт и внутренний рынок примерно в одинаковой пропорции – 50% на 50%.

– Китай – ключевой рынок сбыта коксующегося угля для компании. Как изменились его позиции в рейтинге?

– Фактор Китая несколько ослабевает, но Китай – один из ключевых игроков на угольном рынке и останется им надолго. Несмотря на общее снижение поставок коксующегося угля в Китай объемы экспорта из России по-прежнему существенные. «Мечел» в прошлом году экспортировал в КНР 4,7 млн тонн угольной продукции (из них 2,8 млн – металлургический уголь). Это треть всего экспорта российского угля в Китай. Мы рассчитываем сохранить эти объемы.

– Насколько сильным будет влияние фактора Китая на мировой рынок коксующегося угля в этом году?

– Власти КНР проводят жесткую политику не только в отношении иностранных угольщиков, если говорить о действии импортных пошлин и контроле качества угля в портах. Эти меры, безусловно, направлены на защиту внутреннего производителя, но в нынешних рыночных условиях выжить смогут лишь большие предприятия с серьезной ресурсной базой. Слабые неэффективные производства в Китае будут вынуждены закрываться. Коррекция внутреннего рынка Китая, начавшаяся в текущем году, может привести к значительным изменениям. Правительство КНР озвучило планы по закрытию 5600 нерентабельных шахт из почти 11 тысяч. К 2019 году добыча в этой стране уменьшится на 400-500 млн тонн угля. Какова здесь доля коксующегося угля, неизвестно. Но речь идет о десятках миллионов тонн. Как результат, баланс спроса и предложения на глобальном рынке будет приходить к благоприятному соотношению. Выбывающие объемы коксующегося угля, который добывается в Китае, будут замещаться и российской продукцией. Например, Эльгинское месторождение уже сейчас готово обеспечить китайских металлургов высококачественным коксующимся углем.

– Какие еще тенденции будут оказывать влияние на рынок в сегменте коксующегося угля?

– Мировая экономика находится в стагнации, что сказывается на состоянии сырьевых рынков – в частности, коксующегося угля. Определяющую роль здесь, конечно, играет Китай, на долю которого приходится половина мирового производства стали. По оценкам аналитиков, в этом году производство стали в Китае продолжит снижаться, что связано с перепроизводством в строительной сфере, высокой закредитованностью компаний и снижением инвестиций. Не наблюдается роста спроса на коксующийся уголь и в европейских странах. Несмотря на это, отмечу стабильный спрос в Японии, Южной Кореи и очевидный рост спроса в Индии. Согласно заявленным планам, производство стали в Индии в ближайшие годы должно расти со среднегодовыми темпами 7-8%. В основном это обусловлено развитием инфраструктуры Индии, урбанизацией (ожидается дальнейшее увеличение доли городского населения) и электрификацией (доля электрифицированных деревень к середине 2018 года должна составить 100%). Перспективными рынками с точки зрения спроса на коксующийся уголь сегодня также являются Вьетнам и Индонезия.

По нашей оценке, рынок коксующегося угля в текущем году будет более сбалансированным, чем в прошлом. С одной стороны, рынок характеризуется слабым спросом. С другой, предложение угля также снижается из-за убыточности многих угольных предприятий. Это касается и таких гигантов, как BHP (в настоящее время компания продает около 40% коксующегося угля в убыток), и Anglo American (продает целый ряд угольных активов), и компании Glencore, дивизион коксующегося угля которой объявил об убытках в 2015 году. Таких примеров много. По этой причине снижение цен на уголь должно прекратиться, возможен даже небольшой рост, хотя среднее значение вряд ли достигнет уровня 2015 года.

– Стратегическим направлением для переориентации поставок угля российские компании рассматривают страны АТР. Какие конкурентные преимущества могут укрепить позиции российских поставщиков на этом рынке?

– Негативная ценовая конъюнктура пока сохраняется, что заставляет компании по всему миру оптимизировать производство и сокращать расходы. Угольные предприятия «Мечела» с учетом произошедшей девальвации рубля находятся в нижней части кривой издержек. Плюс к этому, если сравнивать с Кузбассом, у «Якутугля» и Эльгинского угольного комплекса как основных поставщиков коксующегося угля из нашей страны в Азию достаточно короткое транспортное плечо до дальневосточных портов. С выходом Эльгинского проекта на полную мощность и постепенным ростом отгрузок наши конкурентные преимущества будут укрепляться. На российском Дальнем Востоке это угольный проект номер один и ориентирован он, прежде всего, на экспорт.

– Какие новые рынки сбыта ставите во главу угла?

– Япония, Южная Корея и Китай остаются для нас базовыми экспортными направлениями. Наши клиенты – это около 20 крупных сталелитейных компаний из вышеперечисленных стран. После падения средней стоимости фрахта судов у нас появились возможности для поставок на другие рынки Азии – я имею в виду Вьетнам, Малайзию, Индонезию и в особенности Индию.

– Одной из сложностей в экспорте угля является ограниченная пропускная способность морских терминалов, прежде всего в портах Дальнего Востока. Усугубит ли ситуацию замедление темпов реализации проекта «Суходол»?

– Если держать в уме стратегию развития угольной отрасли России до 2030 года, а она предполагает наращивание доли нашего угля в странах АТР, то угольных терминалов на Дальнем Востоке сейчас не хватает. В долгосрочной перспективе потребность в них будет только расти. Лучше для всего российского рынка угля, чтобы такие проекты «двигались». В структуре мирового импорта коксующегося угля поставки в Азию – даже в текущей рыночной конъюнктуре – составляют 67%. Без современной портовой инфраструктуры заявленных целей по росту экспорта не достигнуть.

– Как повлияло на работу компании расширение структуры грузоотправителей из порта Посьет?

– В первую очередь, это положительно сказалось на экономике порта. После успешной модернизации предприятие загружает перевалочные мощности и стабильно функционирует. Например, контракт с «РЖД Логистика» предусматривает ежемесячную перевалку до 100 тысяч тонн угля. Внешние клиенты диверсифицируют каналы сбыта продукции в Азиатский регион, а порт зарабатывает на дополнительных объемах. В плюсе все стороны. Конечно, приоритетная задача порта – перегружать уголь «Мечела». С ней портовики справляются.