«Мечел» в СМИ

Николай Пархомчук: Промышленных отходов много, и вряд ли кто-то вывозит их из Челябинска в таком количестве, как «Мечел-Материалы»

11.05.2017

Журнал Uno (г. Челябинск)

Второе дыхание

Экология Челябинской области – притча во языцех. В рейтинге общественной организации «Зеленый патруль» она заняла последнее место среди регионов России. В 2016 году глава Минприроды Сергей Донской заявил, что Челябинск входит в число городов с наихудшим уровнем загрязнения воздуха. Обсуждать ситуацию рвутся многие, но исправлять ее реальными действиями готовы лишь единицы.

ООО «Мечел-Материалы» устраняет последствия жизнедеятельности одного из главных тяжеловесов – Челябинского металлургического комбината – и успешно зарабатывает на этом деньги. Сегодня это, пожалуй, единственная южно-уральская компания, внесшая заметный вклад в утилизацию промышленных отходов и присутствующая на многих знаковых стройках России. Парадокс, но в самой Челябинской области об этом мало кто знает.

10 лет назад ООО «Мечел-Материалы» начиналось как маленькое предприятие Группы «Мечел»: два цеха в Челябинске, работа в основном на внутренние потребности холдинга. Сегодня это крупное, инновационное производство, постоянно создающее новые рабочие места и хорошо ориентирующееся в конкурентной среде. Предприятие должно быть рентабельным – такая задача была поставлена в 2013 году. Поэтому здесь научились работать на стороннего потребителя, изготавливая металлоконструкции, строительную продукцию и огнеупорный кирпич. Еще четыре года назад 90% объемов последнего расходились внутри Группы «Мечел», но сегодня до 60% предназначается внешнему рынку. Еще более востребованной стала продукция из переработанных шлаков – правда, достаточно далеко от дома.

Подразделение переработки металлургических шлаков – одно из наиболее важных в структуре ООО «Мечел-Материалы». Компания принимает любые виды побочных продуктов Челябинского металлургического комбината – доменные, конвертерные, сталеплавильные шлаки – и превращает в новый продукт, эффективный с точки зрения и экологии, и экономики. По мнению директора предприятия Николая Пархомчука, использовать слово «отходы» для описания техногенного сырья некорректно. «Это вызывает негатив, мы сразу представляем мусорное ведро, – комментирует он. – А речь идет о побочном продукте металлургии, первичном материале, изначально находящемся в расплавленном состоянии. К слову, принятая в России стратегия развития строительных материалов предусматривает увеличение доли техногенного сырья в их производстве. Это приемлемый вариант, если строительная продукция отвечает радиологическим, санитарно-гигиеническим и токсикологическим нормам».

- Каков среднемесячный объем отгрузки?

- По сравнению с январем-февралем прошлого года он увеличился в два раза и составляет 60-70 тыс. тонн. На Севере нашим щебнем отсыпают временные дороги на нефте- и газопромыслах. Конечно, можно использовать и природный, но он отличается ценой, а люди там умеют считать деньги: шлаковый дешевле, и его прочностные характеристики в полной мере отвечают условиям использования. Срок жизни временных дорог там небольшой, их необходимо постоянно обновлять. Капитальные дороги не сделать из-за особенностей местности, а у нашего щебня есть замечательное качество – он хорошо уплотняется и в то же время фильтрует через себя воду, не допуская застоя.

Это на самом деле качественный строительный материал, отвечающий требованиям действующих государственных стандартов, соответствующий первому классу строительных материалов согласно правилам и нормам радиационной безопасности. Сейчас будем поставлять его и в Уфу. В Башкирии нет таких богатых природных ресурсов, как в Челябинской области. Как ни странно, но отгрузка шлакового щебня идет за ее пределы. В нашем регионе щебня много – природного.

- Наверное, дороги не так интенсивно эксплуатируются?

- Наоборот, более интенсивно. Там по дорогам из нашего щебня ездит тяжелая груженая техника. Мы неоднократно предлагали свои услуги, на что слышали: «Ну, а качество…». Посмотрите на ЧМК: не только дороги, но бетонные конструкции сделаны из шлакового щебня. Работают годами.

Также одним из основных способов эффективной переработки металлургического шлака является извлечение из него остатков металла. Дано: сталеплавильные отходы Челябинского меткомбината с содержанием железа. Найти: максимум полезного вещества, которое вернется на производство стали, позволяя экономить на закупках сырья. Глубина переработки на «Мечел-Материалах» достигает четвертого передела, и в ближайшее время ожидается переход на пятый – после внедрения стержневой мельницы, высокотехнологичного японского оборудования. Также в 2016-м предприятие запустило модернизированный дробильно-сортировочный комплекс, чтобы увеличить объем выпуска металлосодержащих продуктов на 2000 тонн в месяц.

Важно отметить: в процессе участвует шлак не только из печей, текущего производства – перерабатываются шлаковые отвалы времен Советского Союза. Хотя металлургические заводы начали строить утилизационные комплексы еще в конце 80-х, до реальных успехов технологии доросли не так уж давно. Но это случилось, и пока многие рассуждают о состоянии экологии в Челябинской области, «Мечел-Материалы» работают, чтобы это исправить. «Наша задача как производителей продукции из шлака – перерабатывать все, что образуется в ходе работы металлургического комбината и немного больше», – говорит Пархомчук.

В 2013 году ООО «Мечел-Материалы» запустило современный помольно-смесительный комплекс для производства шлакопортландцемента – две немецкие валковые мельницы производительностью до 120 тыс. тонн цемента в месяц. В настоящий момент освоен выпуск активной минеральной добавки из гранулированного доменного шлака, используемой при производстве бетонов. Для этого есть все – компетенции в производстве цемента, современное оборудование, обученный персонал и превосходная лаборатория.

Активную минеральную добавку на основе гранулированного доменного шлака, измельчаемого на помольно-смесительном комплексе до тонины менее 50 микрон, компания вывела на рынок в 2014-м. Это абсолютно новый для России продукт, частично замещающий в бетонных смесях цемент, способствующий приданию необходимых строительно-технологических свойств бетонной смеси, улучшающий качество бетона и железобетонных изделий.

Николай Пархомчук объясняет:

- Мир предъявляет новые требования к производству бетона: он должен быть высокопрочным, самоуплотняющимся, с высокой текучестью и низкой стоимостью. В 2013 году мы посмотрели, как к выполнению этих требований подходят в Японии, – отсюда и решение выпускать активную минеральную добавку. Сейчас объемы ее выпуска на помольно-смесительном комплексе в 10 раз превышают выпуск там же цемента: представляем ее для любых видов строительных работ – для товарного и высокопрочного бетона, ЖБИ, монолитного строительства, производства газобетона, сухих строительных смесей. Отгружаем как железнодорожным, так и автомобильным транспортом во все регионы России, успешно работая с ведущими производителями бетонов. География поставок включает не только Москву и Санкт-Петербург, но и Новосибирск, Барнаул, Омск, Кемерово, Шадринск, Уфу, Чебоксары, Казань, Волгоград, Ростов…

Что касается Челябинской области, конечно, мы до сих пор возлагаем на нее большие надежды. Но, потратив много времени и сил, пока не смогли убедить местных технологов, руководителей, собственников заводов в том, что в производстве бетонов новый продукт даст значительный эффект как с финансовой, так и с технологической точки зрения. Они так и не захотели понять, как он помогает экономить при низком рынке.

- Из-за чего сложилась такая парадоксальная ситуация? Строители кричат, что работают практически в ноль.

- Наверное, из-за отсутствия квалификации, оборудования, возможно, желания. Пытаясь переломить ситуацию, мы проводим конференции, приглашаем технологов из Санкт-Петербурга, Москвы, Ростова, Казани… Специалисты ведущих бетонных компаний России рассказывают специалистам бетонных компаний Челябинска, зачем и как с нашим материалом работать, какие химические добавки лучше вводить. Да, использование молотого шлака требует соблюдения технологии при производстве бетонных смесей и укладке бетона, предъявляет новые требования к персоналу и содержанию оборудования, но экономический эффект того стоит.

Та же ситуация со щебнем – что мешает Челябинской области использовать отходы сталеплавильного производства Челябинского и Магнитогорского металлургических комбинатов, Челябинского электрометаллургического комбината? Например, у нас в Ижевске щебень со старых отвалов весь забирают дорожники. Стоят в очереди – только грузи. Потому что нет природного камня, а искусственный прекрасно подходит для строительства дорог, в том числе федеральных, по определенной технологии. Есть слои, которые лучше делать из шлакового щебня: как я уже говорил, он лучше фильтрует воду. Его можно применять и для благоустройства дворов, скверов, строительства пешеходных дорожек, планировки территорий.

- Что планируете делать в ближайшие годы?

- Прежде всего, хотим выйти на паспортную производительность помольно-смесительного комплекса. В Челябинске на 2017-й ставим такие задачи: все-таки освоить местный рынок, внедрить опыт, приобретенный за последние три года в Москве и Питере. Показать городу и области, что с нашими строительными материалами можно не на словах, а на деле улучшать экологическую ситуацию и зарабатывать деньги, что наш щебень выдерживает проверку временем. С прошлого года мы сотрудничаем с заводами ЖБИ в Уфе, Казани, Новосибирске и, думаю, в ближайшее время достигнем соглашения с одним из крупнейших застройщиков Екатеринбурга. Испытания нашей продукции идут в Краснодаре. Мы намерены осваивать и зарубежные рынки: планируем сертифицировать продукцию по европейским стандартам, чтобы поставлять молотый шлак в Прибалтику и Финляндию. Плюс увеличение переработки доменного шлака выше уровня его образования на ЧМК, тем более прогнозируем увеличение спроса на шлаковый щебень.

В планах и освоение новых направлений – это, во-первых, переработка металлолома для выплавки стали на ЧМК, во-вторых, огнеупорные работы, которыми начинаем заниматься с апреля. Для Группы «Мечел» мы обычный коммерческий партнер, работающий не на эксклюзивных условиях, а в конкурентной борьбе со сторонними поставщиками. При этом требования качества по отношению к нам, ближайшему соседу, всегда на порядок выше, что стимулирует совершенствоваться. Наше предприятие сертифицировало систему менеджмента качества на соответствие стандарту ИСО9001, сертификат выдал всемирно признанный немецкий орган TUV SUD, и мы без проблем проходим всевозможные проверки и аудиты потребителей.

- А что скажете о законодательной базе в вашей отрасли?

- Если говорить о переработке техногенного сырья, она не отличается от регулирования переработки ТБО, хотя это разные бизнесы, и подход, соответственно, должен быть разным. На совещаниях правительства тоже в основном обсуждаются бытовые свалки, хотя промышленных отходов много, и вряд ли кто-то вывозит их из Челябинска в таком количестве, как мы. Нам хотелось бы, чтобы использование строительных материалов из техногенного сырья стимулировалось на государственном уровне, как это делается в Европе. В СССР из-за нехватки цемента металлургические шлаки потребляли активно, но затем это направление стало угасать. В Европе наоборот: в 50-60-х годах там почти не использовали цемента со шлаком, но теперь гораздо больше заботятся о природе. И у нас надо мотивировать людей к сохранению ресурсов.

Например, снизить тарифы на железнодорожную перевозку строительных материалов из техногенного сырья, что даст толчок формированию спроса. Думаю, развивая это направление, правительство не стало бы зарабатывать меньше – больше средств тратится на экологические программы. Удешевив логистику, обеспечив нам налоговые преференции, оно получило бы эффект и в строительстве, и в улучшении экологической обстановки.

РаспечататьВерсия для печати