«Мечел» в СМИ

Павел Штарк: Китайский рынок остается для нас интересным, и этот тренд сохранится надолго

18.04.2017

Журнал «МЕТАЛЛ-КУРЬЕР», март 2017 года

«Фактор Китая» продолжает оказывать существенное влияние на мировой рынок угля. На фоне принимаемых властями КНР мер по оптимизации нерентабельных мощностей спрос на качественный уголь в стране остается на достаточно высоком уровне. Уже в I квартале этого года, как отметил Павел Штарк – генеральный директор ООО «УК Мечел-Майнинг», наблюдалось увеличение импорта коксующегося угля в Китай относительно аналогичного периода прошлого года. При этом есть ряд факторов, которые могут способствовать росту спроса на уголь в страну и в течение всего года.

 

– Павел Викторович, как оцениваете результаты работы угольных активов компании по итогам 2016 года?

– В 2016 году предприятия горнодобывающего дивизиона «Мечела» добыли около 23 млн. тонн угля. На Эльгинском месторождении, которое у международного профессионального сообщества вызывает большой интерес, добыли 3,7 млн. тонн угля. Доля коксующегося угля составила где-то три четверти от общей добычи на Эльге. С сентября и до конца года эльгинская продукция шла только на экспорт. В целом сбытовые службы «Мечела» нарастили продажи концентрата коксующегося угля (нашего основного продукта) на 5% относительно предыдущего года.

Не могу не отметить, что прошедший год преподнес отрасли большой заряд оптимизма. В феврале-марте 2016 года все прогнозы сводились к одной фразе: «Рынок в затяжном кризисе, низкие цены угольщикам придется терпеть и дальше». Неприятной аналитики было в избытке. Затем Китай начал принимать меры по оптимизации своей угольной промышленности. Кроме того, летом и осенью случились природные катаклизмы в угольных провинциях все того же Китая и Австралии. И рынок стал разжиматься, как пружина. Эксперты продолжали делать крайне осторожные прогнозы, а цены тем временем продолжали укрепляться. К концу года спотовые цены на премиальный коксующийся уголь на базисе FOB Австралия выросли на 300%. Для многих такие изменения на рынке коксующегося угля были неожиданными. Некоторые увидели в росте бенчмарка исключительно спекулятивный аспект. Я же склонен эти изменения объяснять еще и таким фактором: рынок коксующегося угля, как любой сырьевой рынок, цикличен и в 2016 году он возместил угольщикам значительную часть недополученных доходов, начиная с 2014 года и заканчивая первой половиной 2016 года.

С III квартала прошлого года нам важно было воспользоваться сложившейся рыночной конъюнктурой, что удалось сделать благодаря слаженной работе производственников, транспортников и сбытовиков. Мы сфокусировали продажи коксующегося угля на более рентабельных азиатских рынках. Дополнительно реализовали в азиатском регионе порядка 400 тыс. тонн коксующегося угля. В IV квартале долю экспорта в структуре продаж угля всех марок довели до 85%. Год закрыли на мажорной ноте, с позитивным настроем вошли и в 2017-й.

– Какие факторы способствовали росту добычи коксующегося угля предприятиями «Мечела»?

– Это обусловлено одним главным фактором: увеличением добычи коксующегося угля на Эльге. Пропорция добычи сейчас находится в пределах 75% «коксов» на 25% «энергетики». В 2016 году на Эльге добыли 2,8 млн. тонн рядового коксующегося угля при общем показателе по группе в 14,2 млн. тонн.

– Определены ли производственные планы компании на 2017 год?

– Добыть планируется примерно 23 млн. тонн угля, то есть практически аналогичный прошлогоднему объем. Это свидетельствует о том, что угольные активы компании работают стабильно. Сегодня «Мечел» входит в десятку ведущих мировых экспортеров коксующегося угля. Наша задача – закреплять свои позиции в этой десятке. Будем отслеживать новые тенденции и реагировать на все движения угольного рынка.

– Как Вы оцениваете перспективы поставок коксующегося угля на внутренний рынок? Изменятся ли цены в условиях увеличения предложения?

– С точки зрения роста потребления коксующегося угля возможности российского рынка достаточно ограничены. Баланс спроса и предложения на внутреннем рынке достигается в основном за счет экспорта, который составляет 30% от общего объема реализации. Иными словами, экспортный рынок оказывает существенное влияние на баланс внутреннего и, как следствие, на уровень цен. В настоящий момент конъюнктура экспортного рынка оценивается нами как достаточно привлекательная, со стабильным спросом и хорошим уровнем цен, поэтому говорить о профиците на внутреннем рынке вряд ли приходится.

Поскольку мы нацелены на максимизацию прибыли, то решения о направлениях сбыта концентрата коксующегося угля будут зависеть от конъюнктуры мирового и российского рынков в конкретном периоде. «Мечел» старается придерживаться гибкого подхода к реализации продукции, насколько это возможно, за счет спотовых контрактов. У компании для этого есть все возможности: географическая близость к основным азиатским рынкам, собственные портовые мощности и ж/д оператор, а также колоссальный опыт продаж на экспорт и на внутренний рынок.

– Есть ли какие-то знаковые проекты, которые могут отразиться на балансе рынка коксующегося угля в текущем году?

– Угольщики по всему миру ведут политику по повышению эффективности своей работы и сокращению производственных издержек. Мы изучаем мировые тенденции, но запуска каких-либо масштабных проектов в ближайшей перспективе не ожидаем. Наращивание производства – это процесс небыстрый и требует значительных финансовых вложений. С учетом волатильности товарных рынков вряд ли инвесторы сейчас рассматривают такие возможности. Новые объемы коксующегося угля в конце прошлого – начале этого года поступили на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона из Австралии и США, где после консервации было запущено несколько шахт, и из России, благодаря стабильной работе угольных предприятий на Дальнем Востоке, в том числе и Эльгинского угольного комплекса «Мечела».

– Экспорт коксующегося угля в 2015-2016 году сохранялся на сниженном уровне. Видите ли возможность для увеличения продаж в текущем году? Каковы ценовые перспективы мирового рынка?

– На мировом рынке коксующегося угля доминирующую роль будет играть объем импорта коксующегося угля в Китае, который в свою очередь будет зависеть от политики страны по сокращению собственного производства. Эксперты дискутируют, переведет ли Китай свои угольные предприятия на 276 рабочих дней с 330, как это было в прошлом году, а также задаются вопросом, как долго будут длиться проверки безопасности на китайских шахтах из-за частых случаев аварийности. Все это влияет на показатели добычи угля в КНР.

В I квартале этого года мы наблюдали увеличение импорта коксующегося угля в Китае относительно аналогичного периода прошлого года. К тому же сейчас цены на импортный уголь в Китае более низкие в сравнении с ценами внутреннего рынка. Приобретение Китаем рядового коксующегося угля с большим дисконтом в соседней Монголии также влияет на ценообразование. Но в этих рассуждениях есть одно веское «но»: рынку еще предстоит ощутить последствия мощного тропического шторма Дебби, обрушившегося на северо-восточное побережье Австралии и на угледобывающий штат Квинсленд, в частности. Примерно неделю портовые мощности, шахты и разрезы простаивали. Восстановление железнодорожных путей может занять до пяти недель. Я присоединяюсь к экспертам в том, что эффект, скорее всего, будет краткосрочный, и, возможно, это не отразится на общегодовой добыче австралийцев. Во II квартале конъюнктура рынка будет корректироваться из-за последствий погодной аномалии. Как это парадоксально не звучит, шторм сыграл на руку австралийским угольщикам, у них появилось больше аргументов в пользу повышения квартальной цены на премиальный уголь. Полагаю, мы увидим движение вверх и в динамике спотовых цен, и в бенчмарке FOB Австралия на II квартал, который по состоянию на 31 марта установлен не был. Рынок брал паузу, чтобы оценить ситуацию.

– Как отражается коррекция внутреннего рынка Китая на объеме импорта угля в эту страну?

– Власти КНР успешно реализуют программу снижения объемов внутренней добычи угля. 250 из 500 млн. тонн заявленных нерентабельных мощностей в 2016 году было закрыто. В этом году планируется вывести из оборота производства суммарной мощностью не менее 150 млн. тонн. Закрываются в основном шахты с небольшой годовой добычей. На этом фоне спрос на качественный коксующийся уголь остается на достаточно высоком уровне. Импорт впервые за три последних года вырос. «Мечел» отгрузил в адрес китайских клиентов в 2016 году порядка 5 млн. тонн угля различных марок – больше, чем в предыдущем году.

– Изменились ли позиции Китая в рейтинге покупателей коксующегося угля компании?

– Китайский рынок остается для нас интересным, и этот тренд сохранится надолго. Если оперировать цифрами, то в прошлом году Китай увеличил импорт коксующегося угля на 24%, до 59 млн. тонн (в 2014-2015 годах объемы импорта коксующегося угля в Китай неуклонно падали). Лидирующими поставщиками были Австралия и Монголия – их доля составила 45% и 40%, соответственно. Доля России – 4,4% или 2,6 млн. тонн, доля «Мечела» здесь – более 1,7 млн. тонн, то есть 2,9%.

– Что касается энергетического угля, реализуемого «Мечелом». Отразится ли снижение спроса на данную продукцию в странах Европы на объемах поставок компании? Какие направления для переориентации продаж рассматриваете возможной альтернативой европейскому?

– Европейское направление никогда не было основным для компании в части данного вида продукции. Доля стран Европы в структуре реализации «энергетики» не существенна. Поэтому снижение спроса на европейском рынке практически не окажет прямого влияния на деятельность компании. Косвенное влияние не исключено: традиционные поставщики энергетического угля в Европу сейчас вынуждены искать новые для себя рынки сбыта, конкуренция за сбыт «энергетики» на азиатских рынках, вероятно, постепенно будет усиливаться.

– Как компания оценивает перспективы экспорта антрацита в текущем году? Есть ли у компании возможность увеличить объемы экспорта?

– Северная Корея до недавнего времени была ключевым зарубежным поставщиком антрацита в Китай. На ее долю в прошлом году приходилось 85% импорта антрацита в КНР (в абсолютных цифрах – 22,4 млн. тонн). В связи с введенным в КНР запретом импорта антрацита из Северной Кореи внутренние потребители данного вида продукции были вынуждены срочно искать замену. В мире весьма ограниченный круг поставщиков антрацита, найти обозначенные выше объемы Китаю будет непросто. В сложившейся ситуации выигрывают в том числе и некоторые российские поставщики антрацита, включая «Мечел». Мы уже отмечаем растущее количество заявок на антрацит со стороны потребителей в Азии, что дает нам стимул наращивать объемы производства антрацита и позволяет быть достаточно гибкими в выборе направлений реализации.

– Какие шаги по развитию производственных мощностей и повышению качества продукции предпринимает компания?

– В III квартале 2016 года «Мечел» запустил новую лаву на шахте «Сибиргинская», входящую в компанию «Южный Кузбасс». Промышленные запасы угля в этой лаве составляют 915 тыс. тонн. Это дополнительные объемы коксующегося угля, востребованного на рынке. В I квартале текущего года новая лава введена на шахте им. Ленина с промышленными запасами в 370 тыс. тонн угля ценных коксующихся марок. Инвестиции в запуск двух лав превысили 600 млн. рублей. В прошлом году на разрезе «Красногорский» в Кузбассе заработал новый шагающий экскаватор. Кроме этого, значительная сумма была выделена на модернизацию обогатительного оборудования на фабриках. В 2017 году масштабная программа технического перевооружения горной техники и оборудования охватит нашу южно-якутскую промышленную площадку. В марте на разрезе «Нерюнгринский» введен в эксплуатацию высокопроизводительный карьерный экскаватор, еще один такой же экскаватор готовится к запуску в конце апреля. Идет обновление горной техники и на разрезе «Эльгинский». Недавно компания приобрела для него новые фронтальные погрузчики для отгрузки угля со склада готовой продукции.

– Выделите, пожалуйста, проекты, которые станут ключевыми в среднесрочной перспективе?

– Для компании важно продолжать развивать главный инвестиционный проект – Эльгинский угольный комплекс.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе потребление угля демонстрирует положительную динамику. Рост будет фиксироваться в Индии, Японии, Вьетнаме. На стабильном уровне спрос на уголь останется и в Китае. Экономики всех этих стран сегодня развиваются хорошими темпами. Это означает, что вектор угледобывающей промышленности на восток, поддержанный Министерством энергетики Российской Федерации, – абсолютно правильный. К 2030 году, как указано в стратегии развития отрасли, экспортные потоки угля достигнут 200 млн. тонн, из них 110-120 млн. тонн будет предназначаться странам АТР. Провозную способность инфраструктуры «Российских железных дорог» и мощность дальневосточных морских портов для перевалки угля также необходимо наращивать. «Мечел» вложил в техническое переоснащение своего дочернего предприятия – торгового порта Посьет в Приморском крае – около 4 млрд. рублей. В 2016 году грузооборот специализированного угольного терминала в Посьете увеличился на 40%, до 7 млн. тонн. Модернизация портового оборудования и инфраструктуры продолжится в ближайшие годы.

РаспечататьВерсия для печати