«Мечел» в СМИ

Игорь Зюзин – в программе «В рабочий полдень» (телеканал «Россия 24»)

29.10.2015

Ведущая: Когда-то уголь грузили так, добывая его в подземных шахтах. Но теперь все изменилось. Узнаете, кто за рулем?

Закадровый текст: В России есть такой город Нерюнгри, в Якутии. Оттуда еще 2,5 часа на вертолете – и мы у Эльгинского угольного месторождения. Весь путь от Москвы занимает чуть больше 8 часов. Чуть больше, чем до Нью-Йорка. Только погода здесь такая, что жителям большого яблока даже и не снилось. Но нам повезло – вместо привычных для октября минус 30 здесь было теплее – минус 16. А когда, например, заканчивали строительство вот этой железной дороги, которая дает стране угля, то морозы стояли до минус 53.

Хозяйничает здесь Игорь Зюзин, один из самых закрытых олигархов России. Несмотря на свою непубличность, он прямо отвечает на первый же вопрос.

Ведущая: Говорят, что у Вас в кабинете или переговорной написано, что кредит, как грех на душу, лучше не брать. Это правда?

Игорь Зюзин: Ну, это не моя цитата, но я с ней согласен.

Ведущая: То есть Вы жалеете, что придерживались такой агрессивной политики. Вы брали деньги в долг и на заемные средства покупали активы?

Игорь Зюзин: Я ни о чем не жалею.

Ведущая: Но Вам было бы жить проще сейчас, если бы этого не было?

Игорь Зюзин: Жить можно вообще проще, если ничего не делать.

Ведущая: Вы живете интересно?

Игорь Зюзин: Особенно последние два года, когда требуется вернуть кредиты. (Смеется)

Ведущая: А Вы вообще азартны?

Игорь Зюзин: Считаю, что да.

Закадровый текст: В бизнес Игорь Зюзин играет с начала 90х. История «Мечела» берет начало с небольшой компании в городе Междуреченске Кемеровской области, которая занималась поставками угля и стального проката. Позже добавились производственные активы: «Южный Кузбасс» и Челябинский металлургический комбинат. Именно он дал новой компании имя: «Мечел». Это было в 2003 году. В России «Мечел» стал одним из первых холдингов, объединивших металлургические и угольные активы.

В январе 2004 года председателем совета директоров компании был избран Игорь Зюзин. А осенью компания провела успешное IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже. Холдинг вел активную политику слияний и поглощений. Появилось транспортное направление. В 2007 году «Мечел» становится полноправным владельцем «Якутугля» – одного из своих главных стратегических активов. В состав компании входят Эльгинское угольное месторождение и Нерюнгринский разрез. С него и начнем.

Игорь Зюзин: Вот это основное месторождение «Якутугля». Примерно 50 лет здесь добывают уголь, запасы были 470 млн тонн.

Ведущая: И на сколько лет добычи осталось?

Игорь Зюзин: Осталось примерно на 10-15 лет. Оно заканчивается, и дальше здесь развития не будет. Поэтому одна из задач строительства Эльгинского угольного комплекса заключается в том, чтобы все работники «Якутугля» и Нерюнгринского разреза могли перейти на новую площадку. Это фактически градообразующее предприятие, моногород. В общей сложности активы в Якутии для нашей компании обошлись в 2,7 млрд долларов.

Мы долетели как раз до нашей точки, 124 километр дороги Улак – Эльга, из-за сложности рельефа железная дорога получилась 325 километров. Дорога очень сложная, здесь 74 моста и 330 гидротехнических сооружений.

Строительство железной дороги входило в лицензионное соглашение. Львиная часть затрат, которые мы понесли в этом проекте, – это именно строительство железной дороги.

Ведущая: Не жалеете? Цель оправдала средства?

Игорь Зюзин: Нет, не жалею.

Ведущая: Но это были заемные средства?

Игорь Зюзин: Это были большей частью заемные средства, но в том числе часть прибыли мы тратили на строительство этого объекта.

Ведущая: А продать эту дорогу не думали никогда?

Игорь Зюзин: Думали. Мы в прошлом году этот вопрос прорабатывали с Правительством, чтобы железную дорогу выкупила на себя компания РЖД. Было соответствующее поручение Президента, но, к сожалению, Правительство не поддержало эту идею.

Ведущая: А сколько вы потратили на строительство этой железной дороги?

Игорь Зюзин: Мы приобрели недостроенный участок железной дороги – этот участок был построен от БАМа примерно на 50-60 км. И до месторождения мы затратили около 70 миллиардов рублей за эти годы.

Закадровый текст: Следующий пункт – Эльгинское месторождение. Таких в мире только три. Здесь будут работать сотрудники «Якутугля» когда иссякнут запасы Нерюнгринского разреза. И вот первые эксклюзивные оценки от Зюзина.

Ведущая: А когда Вы поняли вот эти масштабы?

Игорь Зюзин: Понять их и до настоящего момента тяжело. Потому что то, что мы сейчас делаем – это малая толика. Мы три года здесь добываем уголь и пока не добыли и 0,25% от того, что здесь вообще расположено.

Ведущая: В этом году добыча здесь выросла в 8 раз, Вы ожидаете, что такая динамика сохранится и в дальнейшем?

Игорь Зюзин: Мы теоретически можем здесь добывать любые объемы угля. Проблема в нескольких сдерживающих факторах. В том, что обогатительная фабрика рассчитана только на 2,5-3 млн тонн переработки и пропускная способность железной дороги на данный момент примерно 3,5-4 млн т.

Ведущая: Сюда еще необходимы инвестиции?

Игорь Зюзин: Да, еще необходимы инвестиции. У нас есть открытая кредитная линия в ВЭБе, которая предусматривает получение денег до 2 млрд долларов сроком на 12 лет.

Ведущая: Но не легче ли взять кого-то в партнеры и не на заемные средства, а в партнерстве реализовывать этот проект?

Игорь Зюзин: Может быть, и имеет смысл взять кого-то в партнеры. Зависит от того, какие условия предлагают партнеры.

У нас есть несколько предложений и о партнерстве, и о продаже бизнеса. Мы внимательно их изучаем.

Ведущая: Вы готовы расстаться с «Мечелом»?

Игорь Зюзин: Пока нет. Вы ждали другого ответа? (Смеется)

Вот какой уголь на этом месторождении. Площадь месторождения около 100 квадратных километров, здесь залегает более 2 млрд тонн такого угля.

Ведущая: А какие экспортные рынки для Эльги являются приоритетными?

Игорь Зюзин: В настоящий момент мы не поставляем эльгинский коксующийся уголь на экспорт, мы закрываем потребности собственных металлургических предприятий. И пока мы не насытим российский рынок, мы не займемся экспортом этого угля.

Ведущая: А что Вы отправляете на экспорт?

Игорь Зюзин: Отправляем, так называемый, энергетический уголь. Этот уголь мы в основном поставляем на экспорт и частично в адрес Дальневосточной генерирующей компании, сколько ей необходимо.

Ведущая: И какие рынки являются приоритетными для эльгинского энергетического угля?

Игорь Зюзин: Энергетический уголь в основном мы отгружаем на Китай.

Ведущая: Но в планах есть и Япония?

Игорь Зюзин: Да в планах есть все.

Ведущая: В 2001 году, после того, как Вы приобрели контрольный пакет Челябинского металлургического завода, Вы начали агрессивную политику покупки активов в долг. Почему Вы выбрали именно такую стратегию, почему это была покупка на заемные средства?

Игорь Зюзин: Потому что своих собственных не хватало. Но я бы не назвал ее агрессивной политикой. Она была достаточно умеренная.

Ведущая: Нет, но Вы могли занимать средства и инвестировать в те активы, которые у вас были, и развивать существующие активы. А Вы постоянно наращивали и наращивали свой портфель активов.

Игорь Зюзин: Потому что в то время активы стоили достаточно дешево. И они добавляли синергетический эффект для нашей компании.

Ведущая: То есть, тогда Вы не думали о том, как Вам придется расплачиваться?

Игорь Зюзин: Основные долги мы нарастили не за счет скупки активов, а за счет инвестиционной деятельности. Здесь были самые большие затраты. На строительство. Тогда это было 80 млрд. Вот те основные затраты, которые мы понесли. А то, что в начале 2000-х годов мы приобретали небольшие предприятия… Ну, Челябинский комбинат нам обошелся в 120-130 млн долларов. Совсем другие деньги.

Закадровый текст: В середине 2000-х Группа присоединяла морские порты, металлургические заводы, энергетические активы, угольные и рудные месторождения. Все это – во многом за счет заемных средств. Развитие шло по нарастающей до 2008 года. А вот это кадры как раз 2008 года.
Многие помнят, когда на одном из совещаний с промышленниками, Владимир Путин высказал претензии к компании «Мечел». Не увидев среди присутствующих Игоря Зюзина и услышав, что он болен, Путин пообещал прислать к нему доктора. Это многие расценили, как негативный сигнал.

Владимир Путин: Конечно, болезнь есть болезнь, но я думаю, что Игорь Владимирович должен как можно быстрее поправиться. Иначе к нему доктора придется послать.

Закадровый текст: На утро российские газеты пестрели заголовками: «Рвет и «Мечел», «Рынки испугались доктора». И на передовицах были фотографии Зюзина. Котировки компании потеряли более 30%.

Ведущая: Игорь Владимирович, все помнят знаменитую историю с «доктором» в 2008 году, а что тогда было на самом деле?

Игорь Зюзин: Мы расцениваем, что это был элемент борьбы со стороны конкурентов, и мы благодарны антимонопольной службе, что она объективно разобралась в создавшейся ситуации.

Закадровый текст: Но Зюзин не пал духом и в итоге ситуация прояснилась. Давайте послушаем, что сказал Владимир Путин в 2010 году.

Владимир Путин: Хочу поблагодарить Игоря Зюзина - все, о чем говорили, сделал, ведет себя корректно.

Закадровый текст: Игорю Зюзину удалось вернуть доверие властей. Компания получила от гос. банков деньги на развитие и была включена в список системообразующих организаций.

Ведущая: Складывается ощущение, что у Вас с завидной регулярностью получается попадать в какие-то тяжелые истории, или, как Вы сами говорите, переделки.

Игорь Зюзин: Наверное, так, Вы правы.

Ведущая: А с чем это связано?

Игорь Зюзин: Наверное, с моим неуемным характером.

Ведущая: Он у Вас тяжелый? Сложный?

Игорь Зюзин: Беспокойный.

Закадровый текст: Кредиты все множились и росли. К 2011-му году чистый долг «Мечела» составил 9,3 млрд долларов. В сентябре 2013-го Внешэкономбанк открыл компании кредитную линию на 2,5 млрд долларов на развитие Эльгинского угольного комплекса. От непрофильных активов было решено избавляться. Но этого оказалось мало. Начался новый виток кризиса. От банкротства спасают договоренности с крупнейшими кредиторами: ВТБ и Газпромбанк договорились реструктурировать долги компании. Но пока не удается прийти к консенсусу со Сбербанком.

Сегодня общий долг компании составляет 6 млрд и 300 млн долларов. О том, как Зюзин оказался в такой ситуации, говорим на складе готовой продукции.

Ведущая: В 2013 году у компании появились проблемы. Как Вы считаете, в чем их основные причины?

Игорь Зюзин: Причин несколько. Это большая закредитованность компании, связанная с тем, что мы очень много инвестировали в новые производства, и было сделано несколько приобретений, которые в условиях стагнации на рынках сбыта не стали окупаться.

Ведущая: Вы имеете в виду зарубежные активы в том числе?

Игорь Зюзин: Да, в основном это зарубежные активы.

Ведущая: Зарубежные активы для Вас сейчас не являются приоритетными?

Игорь Зюзин: Зарубежные активы – нет, в настоящее время не являются приоритетными. Мы сейчас сконцентрировались на российских промышленных предприятиях и их развиваем.

Ведущая: Как сейчас у Вас складываются отношения с банками?

Игорь Зюзин: Я считаю, что отношения улучшились. Мы конструктивно работаем с банками, в основном это три наших государственных банка: Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк. И синдикат иностранных банков. Мы ведем переговоры с ними, многомесячные, и потихонечку продвигаемся к какому-то компромиссному решению вопроса.

Ведущая: Банкротством больше не угрожают?

Игорь Зюзин: Угрожают.

Ведущая: Не боитесь?

Игорь Зюзин: Бояться надо всегда, но не сильно.

Ведущая: А чего Вы вообще в жизни боитесь?

Игорь Зюзин: Боюсь недоделать дела, которые наметил. Боюсь быть непонятным в той работе, которую я делаю… Наверное, все.

Закадровый текст: Только сейчас, во 2 квартале 2015-го, впервые за три года «Мечел» сумел зафиксировать прибыль – и то благодаря девальвации рубля и курсовым разницам.

Ведущая: Девальвация Вам помогает?

Игорь Зюзин: Безусловно. Девальвация нам серьезно помогает. Так как у нас 40% долга номинировано в российских рублях, то девальвация снижает наш долг в пересчете на доллары. По отчетности US GAAP, по американским стандартам, долг высчитывается в долларах. Где-то процентов 20-30 долга мы снизили в пересчете на иностранную валюту за последний условно год.

Ведущая: Но Ваши выплаты по процентам превышали ваши доходы.

Игорь Зюзин: В 2014 году такая ситуация сложилась.

Ведущая: В этом году эта ситуация переломится?

Игорь Зюзин: Да, мы надеемся. Показатели первого полугодия показывают, что мы эту тенденцию переломим.

Ведущая: В 1 полугодии у «Мечела» в целом добыча выросла на 2%. Вы ожидаете, что такая динамика сохранится?

Игорь Зюзин: Если касаться добычи угля, то да, мы надеемся на прирост. Но это же не только связано с добычей угля. У нас сейчас несколько инвестиционных проектов, которые мы развивали последние годы и вышли на период окупаемости. Это касается и Эльгинского проекта, и особенно рельсобалочного стана на Челябинском металлургическом комбинате. Поэтому мы ожидаем прироста и производственных, и экономических показателей.

Ведущая: А как Вы планируете снижать задолженность перед кредиторами? Вы планируете продавать какие-то активы?

Игорь Зюзин: Мы рассматриваем эту возможность. Но считаем, что в данной ситуации, когда цены на активы достаточно низкие, нужно очень внимательно смотреть, что делать – или продавать активы, или же подождать, когда все-таки двинется рынок, в первую очередь на продукцию, и, может быть, цены на активы. Но мы не исключаем варианта продажи части активов.

Ведущая: В России?

Игорь Зюзин: А у нас практически в России и остались. У нас только один небольшой метизный завод в Литве, он несущественный.

Ведущая: То есть этот актив Вы тоже можете продать?

Игорь Зюзин: Теоретически мы можем все продать.

Закадровый текст: Игорь Зюзин никогда не давал интервью. Эта съемка была первой. Спрашиваю: Почему? Отвечает: «Надо меньше говорить и больше делать». Пообщавшись с ним в рабочий полдень вы, уважаемые телезрители, вряд ли сказали бы, что перед вами сидит бизнесмен из тех, кого принято называть олигархами. Он скорее производственник до мозга костей и еще со студенческих лет.

Когда-то, закончив институт и аспирантуру, Зюзин уехал в Кузбасс на шахту «Распадскую», где начал свою карьеру горным мастером. Через 6 лет после этого он основал собственный бизнес. Кто такой Игорь Зюзин отвечают коллеги.

Игорь Хафизов, управляющий директор ОАО ХК «Якутуголь»: Зюзин… Во-первых, это очень сильный внутренне человек, очень цельный. С большим стержнем. У него совершенно другое понимание жизни. У него другое понимание бизнеса.

Он не ложится спать пока не позвонит когда у нас начинается новый рабочий день, Вы представляете сколько это в Москве? Да, это 3-4 часа утра в Москве, вот после этого он ложится спать. Он просыпается – снова звонок, вечером снова звонок.

Ведущая: Игорь Владимирович, а у Вас карточки нет?

Игорь Зюзин: У меня вообще ничего нет. Приятного аппетита!

Ведущая: Спасибо! Вам того же! Многие СМИ пишут о том, что у Вас нет дорогостоящих увлечений, Вы не коллекционируете картины импрессионистов…
Игорь Зюзин: Я коллекционирую марки. Считаю, что это достаточно интересное занятие.

Ведущая: Много марок у Вас?

Игорь Зюзин: Около 150-200 тысяч. Я в детстве собирал, а потом вот лет 7-8 назад вернулся к этому занятию, наверное, в детство возвращаюсь. Мы все когда-то возвращаемся в детство.

Ведущая: Вы как на допросе сидите?

Игорь Зюзин: Нет, я хотел просто поухаживать за Вами.

Ведущая: Ради чего Вы работаете?

Игорь Зюзин: Ради самовыражения.

Ведущая: Одно издание писало о том, что вы не пользуетесь смартфоном и компьютером, это так?

Игорь Зюзин: Да, это так, вот у меня мобильный телефон. Я считаю, что он достаточно удобен для работы.

Ведущая: Какие еще у Вас есть увлечения?

Игорь Зюзин: Самое главное увлечение – это работа.

Ведущая: Но у Вас ведь пытались отнять компанию. Что бы Вы делали в этом случае, начали все с нуля?

Игорь Зюзин: Мне кажется, это какой-то провокационный вопрос. Что значит – хотели отнять?

Ведущая: Забрать за долги.

Игорь Зюзин: Я бы продолжал делать то, что я и сейчас делаю.

Ведущая: Это любимое дело?

Игорь Зюзин: Отбивать компанию – нет, а дело делать – да.

Ведущая: Эльга – Ваше любимое детище?

Игорь Зюзин: Этот проект рассчитан примерно лет на сто, минимум. Здесь хватит работы не только нам, но и нашим внукам. Вашим тоже, может быть.

Ведущая: Главное, чтобы здоровья хватило дожить до этого?

Игорь Зюзин: Ну, до конца проекта точно не хватит, ни здоровья, ничего.

Ведущая: Если что – обратимся к доктору… (Смеются)

Игорь Зюзин: Потому что, как я сказал, он рассчитан на 100 лет. Спасибо, приятного аппетита!

Закадровый текст: А вот здесь готовая продукция грузится в железнодорожные вагоны и отправляется потребителям.

Ведущая: А сколько сейчас человек работает в «Мечеле»?

Игорь Зюзин: Порядка 67 тысяч человек.

Ведущая: А в чем для Вас заключается социальная ответственность?

Игорь Зюзин: Мне, как работодателю, я думаю, что нужно обеспечить людей работой и достойной заработной платой.

Закадровый текст: А теперь спросим у самих сотрудников, как им условия труда.

Андрей Никоненко, главный инженер Эльгинского разреза: Соцпакет есть. В принципе, меня все устраивает, да.

Ведущая: Зарплату выплачивают регулярно, не задерживают?

Андрей Никоненко: Да.

Ведущая: Или бывают задержки?

Андрей Никоненко: Нет, задержек не бывает.

Ведущая: А Вы помните, когда получили свою первую заработную плату, и какой она была?

Игорь Зюзин: Первую заработную плату, полную, я получил после окончания аспирантуры. Моя первая заработная плата была 70 рублей в месяц.

Вот, пока мы с Вами разговаривали, закончилась погрузка очередного состава с углем. Поэтому у Вас есть возможность вместе со мной отправить в путь очередной маршрут с эльгинским углем. И чем быстрее мы это сделаем, тем быстрее он дойдет до потребителя, и компания получит деньги, которые нам сейчас очень необходимы для расчета с банками-кредиторами.

Поехали! До БАМа! Быстрее!

 

РаспечататьВерсия для печати