«Мечел» в СМИ

Павел Штарк: Эльгинский проект – то, что нужно всем

29.09.2014

Журнал «Металлы Евразии»

Интервью с Павлом Штарком, Генеральным директором «УК Мечел-Майнинг»

Эльгинский проект без преувеличения можно считать качественно новым подходом в освоении минерально-сырьевой базы на востоке страны. Впервые в таком масштабе задействованы негосударственные ресурсы, причем используется инвестиционный и управленческий потенциал национальной корпорации, которая взялась решить весь комплекс проблем, связанных с разработкой удаленного месторождения, строительством производственного комплекса, созданием инфраструктуры, решением сложных логистических задач и т.д. Однако на этом пути возникли препятствия, вызванные проблемами глобального рынка. В связи с этим будут ли пересматриваться намеченные планы и ранее установленные ориентиры: 11,7 млн т угля в 2017 году и 20,7 млн т в 2021 году?

Вы абсолютно правы в том, что разработка Эльгинского месторождения представляет собой большой комплекс задач, причем не только в области горной добычи. На самом деле Эльга сейчас больше железнодорожный проект — самой сложной и ресурсоемкой задачей было протянуть 321 км ветку от БАМа до месторождения, сквозное движение по которой открылось в 2011 году.

Мы обеспечили Эльгу горной техникой, построили сезонную обогатительную фабрику и временный вахтовый поселок, ряд других объектов. Несмотря на то, что де-юре это проект частной компании, он, вне всякого сомнения, имеет всероссийский масштаб. Ведь проект направлен на развитие нового угледобывающего кластера, всего Токинского угольного бассейна, который расположен в восточной части нашей страны, в Южной Якутии.

Мы уже вышли на промышленные объемы. В августе текущего года добыта миллионная тонна угля с начала освоения месторождения. В настоящее время ежемесячный уровень добычи – порядка 200 тыс. тонн. В августе наши транспортники вывезли 100 тыс. тонн продукции, сопоставимые объемы отгрузки будут и в сентябре. Что это означает? То, что проект работает, демонстрирует позитивную динамику и у него хорошие и понятные перспективы.

Хочу особо отметить, что даже нынешние рекордно низкие за последние семь лет цены на коксующийся уголь ($120 за тонну на базисе FOB Австралия) позволяют проекту быть рентабельным. А с 2015 года мы ожидаем плавное восстановление мировых цен до $150-160 за тонну.

Менять заявленные сроки освоения месторождения мы не собираемся. Первая очередь Эльгинского угольного комплекса должна выйти на проектную мощность 11,7 млн т угля в 2018 году, как и предусмотрено лицензионным соглашением.

Что представляет собой будущий производственный комплекс по составу мощностей и применяемым технологиям? Какие варианты предлагаются для решения кадровых и экологических вопросов?

Производственные мощности будущего комплекса будут состоять из разреза Эльгинский, на котором будет вестись открытая добыча угля и четырех обогатительных фабрик, одной пилотной, мощностью 2,7 млн тонн рядового угля в год и трех основных, мощностью 9 млн тонн рядового угля в год каждая.

Сейчас начаты работы на разрезе и построена пилотная сезонная фабрика. Ввод в эксплуатацию первых двух «девятимиллионных» фабрик запланирован на 2017 и 2020 года. Параллельно со строительством обогатительных мощностей мы будем увеличивать добычу угля на разрезе и пропускную способность железнодорожной ветки Улак-Эльга.

В 2014 году с точки зрения строительства мы работаем по трем основным направлениям. Первое — это подготовка вертикальной планировки для строительства фабрик — площадка уже готова, закончены земляные работы. Второе — перевод сезонной обогатительной фабрики на круглогодичный режим работы — надеемся закончить к октябрю. Третье — мы готовимся к приему магистральной ЛЭП, которую до месторождения тянет ФСК от Призейской ГЭС — готовим подстанцию и прочую инфраструктуру.

В первом квартале 2015 года мы приступим к строительству первой обогатительной фабрики мощностью 9 млн тонн рядового угля в год. Для того чтобы достичь высокого уровня рентабельности и максимально снизить издержки, мы намерены использовать на месторождении самые современные мировые технологии и ноу-хау. Например, оборудования, полностью отвечающего нашим требованиям по обогащению угля, в России сейчас не производится. Сегодня в ходе эксплуатации сезонной фабрики наши специалисты отрабатывают технологии обогащения, выстраивают тот технологический цикл, который возьмет за основу будущий ГОК.

Что касается экологических вопросов, то мы соблюдаем все требования экологической безопасности согласно природоохранному законодательству РФ. В проектные решения, связанные с охраной окружающей среды, планируется вложить 4,4 млрд рублей.

Сегодня на объектах Эльги — непосредственно на месторождении и на железной дороге — работают более полутора тысяч человек из разных регионов России, от Ростовской области до Приморья. Большая часть работников – жители Нерюнгринского района. Многие прежде работали на разрезе «Нерюнгринский» и в других филиалах ХК «Якутуголь». В ходе реализации проекта планируется создать более 5 тысяч рабочих мест. Приоритет при трудоустройстве будем отдавать жителям Якутии и выходцам из предприятий «Мечела». Совместно с государственными органами будем создавать необходимые условия для переселения работников и их семей. Новое городское поселение позволит нам отказаться от вахтового метода. Он нам не подходит, поскольку сопряжен с большой текучестью персонала. В Минвостокразвитии России уже разработали проект «дорожной карты» муниципального образования.

Как оцениваются объемы запасов и качество угля, а также перспективы сбыта? На какие рынки будут ориентированы поставки?

Разведанные запасы Эльги – 2,2 млрд тонн по стандартам JORC. Важно подчеркнуть, что речь идет о дефицитных, востребованных в металлургии марках продукции. Эльгинские угли отличаются низким содержанием фосфора, серы и вредных примесей.

Прогнозные запасы всего Токинского угольного бассейна (Эльгинское месторождение является его частью) – более 40 млрд тонн. Как говорится, почувствуйте размах! По сути, Эльга с ее огромными богатствами и есть практическое воплощение недавно утвержденной программы развития угольной отрасли России до 2030 года. Там четко прописано, что основной центр угольного производства России должен переместиться на Дальний Восток и в Восточную Сибирь, где короткое транспортное плечо до дальневосточных портов, что делает продукцию конкурентоспособной на рынках Азиатско-Тихоокеанского региона.

Сейчас Эльгинский угольный комплекс производит коксующийся и энергетический уголь примерно в равных долях — 50/50. В дальнейшем, после выхода на полную проектную мощность, будут вскрываться более глубокие, неокисленные пласты, тогда эта пропорция будет 90% «коксов» к 10% «энергетики».

Что касается рынков сбыта — сейчас мы предполагаем, что около половины эльгинского коксующегося угля будет поставляться на внутренний рынок, половина — на экспорт. У Эльгинского угля хорошие перспективы на российском рынке, причем даже в европейской части страны, так как в России дефицит жирных марок. Несмотря на бόльшие транспортные расходы мы сможем конкурировать с жирными углями Кузбасса и Воркуты, потому что там добыча ведется подземным способом, а значит — дороже по себестоимости.

Тем не менее основные потребители коксующегося угля находятся в Азии. Этот регион импортирует 80% металлургических углей в мире. Сталелитейные предприятия в этих странах постепенно наращивают объемы производства. По данным аналитиков IHS Energy, импорт металлургических углей в Китай в 2013 году увеличился на 41% и составил около 75 млн тонн. По прогнозу к 2024 году, когда Эльга уже выйдет на полную проектную производительность, импорт металлургических углей в Китай возрастет более чем в два раза – до 160 млн тонн. При этом общемировой спрос на импортный металлургический уголь к 2024 году оценивается в 500 млн тонн (+160 млн тонн по отношению к 2014 году). Для удовлетворения этого спроса у нас уникальное географическое положение — мы граничим со странами, которые в совокупности потребляют 67% металлургических углей мира. Нам есть к чему стремиться и ради чего развивать Эльгинский проект.

В какой степени учтен мировой опыт (например, практика таких компаний, как Rio Tinto или Vale) в реализации крупных сырьевых проектов, требующих миллиардных вложений на долгосрочный период?

В таких странах, как Япония, Южная Корея и Китай, собственных запасов качественных металлургических углей не хватает, а производство стали растет. Выход для металлургических корпораций очевиден – искать выгодное партнерство за рубежом, заключать долгосрочные соглашения на поставку сырья, входить в капитал угледобывающих предприятий и гарантировать объемы поставок. Именно такое стратегическое решение в свое время приняла японская Mitsubishi, создав в 2001 году совместное предприятие по добыче угля с BHP Billiton. Сегодня BMA (BHP Billiton Mitsubishi Alliance) – крупнейший производитель углей для металлургии в мире, а японская сторона обеспечила себе сырьевую «подушку безопасности» на десятилетия.

Однако сейчас японцы и корейцы очень обеспокоены доминирующим положением Австралии, которая контролирует 55% поставок в регионе, поэтому они ищут пути диверсификации. Эльга — именно то, что им нужно.

Поэтому мы нацелены на долгосрочное сотрудничество и ведем переговоры с потенциальными инвесторами из Азиатского региона о вхождении в капитал Эльги, они проявляют живой интерес к этому проекту. «Мечел» — надежный партнер для многих предприятий в регионе, отдельные японские заводы закупают наш уголь десятилетиями. Задача наших сбытовиков — обеспечить такие же долгосрочные отношения для эльгинской продукции.

Кто выступает партнерами «Мечела» в этом проекте? Как складывается структура источников инвестиций?

На сегодняшний день наш главный партнер – это госкорпорация «Внешэкономбанк». В 2013 году ВЭБ одобрил нашу заявку на предоставление проектного финансирования для дальнейшего освоения месторождения. Общая сумма – 2,5 млрд долларов США. Благодаря этому мы продолжаем развитие Эльги независимо от колебаний на мировых товарных рынках. В текущем году финансирование проекта ведется исключительно по линии ВЭБа, что позволяет нам направлять денежный поток компании на снижение долговой нагрузки.

На сегодня в освоение Эльгинского месторождения вложено около 2,5 млрд долл. Как распределились эти средства по важнейшим направлениям – геология, строительство, энергетическая и транспортная инфраструктура? Если оценивать промежуточные результаты, они совпадают с первоначальными планами? На каком этапе находится реализация проекта?

Разумеется, первоначальные планы по освоению были скорректированы из-за кризиса 2008 года. Однако мы не останавливали строительство даже в самое тяжелое время.

Большая часть этих инвестиций — 71,5 млрд руб. из 88 млрд рублей — была израсходована на строительство железнодорожного пути к месторождению, а также сопутствующей инфраструктуры. Оставшиеся 17 млрд были потрачены на обустройство самого месторождения — сезонной обогатительной фабрики, временного поселка. Для завершения первой фазы проекта и выхода на уровень добычи в 11,7 млн тонн рядового угля в год надо инвестировать еще $2,5 млрд до 2018 года.

Поскольку разговор идет о Якутии, напрашивается сравнение с Нерюнгри. В свое время там был получен не только солидный японский кредит для строительства угледобывающего комплекса, но и доступ на рынок Японии с возможностью многолетнего сбыта угля. На какие гарантии опирается ваш проект? Есть ли возможности использовать производственную базу Нерюнгри и других территориально-производственных и горнодобывающих комплексов Якутии для развития Эльги?

Для нужд Эльги мы используем не только производственную, но и интеллектуальную базу Нерюнгри — привлекаем высококвалифицированный персонал, специалистов по горной добыче. В состав «Якутугля» входит уникальный ремонто-механический завод, мощности которого активно используются на проекте. По-моему, это абсолютно правильный подход, учитывая вертикально интегрированную модель бизнеса «Мечела». Еще один пример: недавно мы поставили на Эльгу рельсы производства Челябинского металлургического комбината, которые будут использоваться при строительстве разъездов. Данная партия рельсов была изготовлена из стали, которую выплавляли с использованием в шихте эльгинского концентрата коксующегося угля. Это к разговору о синергии.

Что касается гарантий, то наши сбытовые подразделения занимают проактивную позицию. Есть первый контракт на поставку 200 000 тонн концентрата коксующегося угля на Японию. Недавно мы законтрактовали поставки энергетического угля с Эльги на два года вперед — подписан меморандум о намерениях с южнокорейской компанией GS Global, общий объем – 2,8 млн тонн энергетического угля в год. Уголь с Эльги уже идет на коксохимические предприятия Группы, на него есть спрос и у сторонних российских компаний. Эльгинский уголь сегодня также поставляется на теплоэлектростанции ряда регионов Дальнего Востока. Наш продукт востребован потребителями.

Как Эльгинский проект повлиял на другие горнодобывающие предприятия ОАО «Мечел» и позиции компании на сырьевых рынках?

«Мечел» — вертикально интегрированный холдинг, с достаточно сильной синергией между нашими горнодобывающими, металлургическими и транспортными предприятиями. Мы уже начали поставки эльгинского угля на «Мечел-Кокс» и «Москокс» для использования в шихте. Это очень важно, поскольку снижает нашу зависимость от закупок коксующегося угля на стороне.

Что касается позиций «Мечела» на сырьевых рынках, сейчас мы входим в десятку крупнейших экспортеров коксующегося угля в мире. Пока объемы поставок с Эльги слишком малы, чтобы серьезно изменить рыночную ситуацию. Но после того, как Эльгинский проект заработает на полную мощность, мы войдем в тройку крупнейших экспортеров коксующегося угля в мире.

Учитывая значимость проекта для федеральных и региональных программ развития восточных территорий, какую поддержку в его реализации оказывают государственные структуры РФ и Якутии?

Главное свидетельство поддержки на самом высоком уровне — финансирование со стороны Банка Развития — Внешэкономбанка. Огромную поддержку оказывает Минвостокразвития, министр Александр Галушка лично посещал стройплощадку комплекса. Мы находимся в постоянном диалоге со всеми министерствами и ведомствами, вовлеченными в процесс развития Дальнего Востока. На повестке дня стоит вопрос о создании на Эльге муниципального образования. Есть общее понимание, что для промышленного проекта такого уровня городское поселение необходимо, с детским садом, школой, почтовым отделением и т.д. В Федеральную целевую программу «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года» уже включен соответствующий пункт — «Создание социальной и инженерной инфраструктуры, жилья в п. Эльга». Минвостокразвития России рассматривает возможность о включении в ФЦП инвестпроекта о развитии угольного комплекса и строительстве поселка. Мы надеемся на помощь государства и республики в виде софинансирования данного строительства. Мы приветствуем инициативу главы Республики Саха (Якутия) Егора Борисова о включении Эльгинского проекта в перечень территорий опережающего развития (ТОР) на Дальнем Востоке.

Эльга — мощный, конкурентоспособный в глобальном масштабе проект, который уже набрал ход. Его появление в федеральном законопроекте о ТОРах, на наш взгляд, было бы абсолютно логично.

РаспечататьВерсия для печати